Трансатлантическое торговое партнерство

Трансатлантическое торговое партнерство

Народный чековый инвестиционный фонд стоимость акций продать Кто является поставщиком на рынке капитала инвестиций акции.

Для того чтобы заработать на инвестициях в стартап, нужно удостовериться, что идея, цель, план, команда в молодой компании хорошо взаимосвязаны, если компания понимает что ей нужно и что она делает это важная составляющая успеха. Теоретические и методические основы инвестиционной деятельности.

Передача собственником имущества в доверительное управление.

другие тратят деньги и имеют такое же удовлетворение благодаря наличию эксклюзивных навыков и уже прокачанных аккаунтов. Перспективы развития инвестиционной деятельности в российской федерации. Федеральный закон об инвестиционной деятельности осуществляемой в форме капитальных вложений.

Методическое руководство по оценке эффективности инвестиций. Допустим, кредит брался под ставку 10 годовых значение IRR . Приоритеты государственной политики в инвестиционной сфере.

Само понятие Реферат инвестиционные фонды паевые инвестиционные фонды Краудинвестинг подразумевает коллективное финансирование очень крупного проекта.

Факторы риска и стратегия снижения рисков Risks and Risk reduction strategies . Инвестиции финансы лизинг лизинговая компания сайт. Понятие инвестиционного рынка, его состав н конъюнктура.

Стратегия инвестиционного развития краснодар до 2030 года. Формирования национального рейтинга состояния инвестиционного климата в субъектах российской федерации. Более подробно куда вложить крупную сумму денег читайте ниже. Многие, широко известные во всем мире компании Apple, Amazon, Google стали ими благодаря частным инвестициям бизнес-ангелов в их только начинающийся бизнес. Расчет и оценка эффективности инвестиционных проектов. Действительно не существует еще пока что нормальных адекватных законов об интернете и операциях, связанных с ним. Документы учета доходных вложений в материальные ценности. Бизнес идеи Инвестиционные монеты стоит ли вкладывать деньги для малого бизнеса в маленьком городе украины. Теоретические основы инвестиционной деятельности в предприятии.

Под составляющими подразумевается разделение инвестиций на индуцированные и автономные. Это бред и если вам кто-то будет обещать подобно, не верьте, врет с целью выманить у вас деньги.

Что нужно чтоб открыть массажный кабинет и сколько вложений.

Бизнес с быстрой окупаемостью идеи отзывы — Чем отличаются инвестиционный фонд и инвестиционная компания

  • Партнерство трамп инвестиционное Трансатлантическое торговое и
  • Содержание порядок разработки и значение бизнес плана
  • Критерии отбора проектов в инвестиционный портфель
  • Образец договора инвестирования строительства жилого дома

Дипломная работа на тему разработка бизнес плана кафе , Работа на дому набор текста без вложений денег

Андерс Фог Расмуссен (Anders Fogh Rasmussen),
Foreign Policy, США & InoSmi.ru,
11 апреля 2013

Как сохранить НАТО сильной

Организация Североатлантического договора (НАТО) — это уникальный трансатлантический военный альянс, объединяющий 28 стран

Джон Керри выбрал Европу в качестве пункта назначения своего первого зарубежного турне и ясно дал понять, что это не случайно. Это следствие обещания президента Барака Обамы начать переговоры по соглашению о трансатлантическом торговом и инвестиционном партнерстве, цель которого — предоставить больше благоприятных возможностей тем 800 с лишним миллионам человек, что живут по обе стороны Атлантики. Это своевременное напоминание о том, что в XXI веке трансатлантические связи остаются основой нашей свободы, безопасности и благополучия. Европа по-прежнему является предпочтительным партнером Америки, когда речь идет о формировании мировой повестки и об установлении общемировых норм в соответствии с нашими общими ценностями.

Но продвижения нашего образа жизни недостаточно. Мы должны также защищать его — и иногда защищаем. Потребность в крепком и сильном военном альянсе между Европой и Северной Америкой велика, как никогда. Организация Североатлантического договора (НАТО) — это уникальный трансатлантический военный альянс, объединяющий 28 стран. Он был основан ровно 64 года назад и до сих пор остается важным гарантом стабильности в нашем все более непредсказуемом мире. Однако объединяющие нас трансатлантические узы нельзя воспринимать как нечто само собой разумеющееся. А это значит, что нам нужны более умные, более рациональные инвестиции, которые распределялись бы более равномерно. Хотя Евросоюз и Соединенные Штаты вместе производят около половины общемирового экономического продукта, а на долю стран НАТО приходится более половины общемировых военных расходов, возникает все большая обеспокоенность по поводу того, что нынешнее соотношение обязанностей и вкладов в альянсе неудовлетворительно и не учитывает будущие потребности.

Мы приближаемся к окончанию нашей боевой миссии в Афганистане, которая стала самой крупной операцией НАТО за всю ее историю. И в этих условиях у нас появляется возможность создать новый трансатлантический баланс с переносом бремени ответственности за обеспечение безопасности от чрезмерной опоры на США к расширению круга обязанностей Европы. Лишь взяв на себя большую долю ответственности за обеспечение собственной безопасности и начав вносить более весомый вклад в потенциал НАТО, Европа сможет остаться сильным игроком на мировой арене и соответствовать той преданности Североатлантическому альянсу, которую демонстрирует Америка. Нам жизненно важно сохранять эту связь, потому что мы сильнее, когда мы вместе.

Усваивая уроки

Создание нового баланса внутри НАТО поможет нам развить то, чего мы добились после окончания холодной войны. За 20 прошедших лет силы НАТО приняли участие почти в 40 миссиях и операциях, в том числе — в Афганистане, Косово, в небе над Ливией, у побережья Сомали, а также на границе Турции с Сирией, где НАТО недавно развернула противоракетные комплексы «Пэтриот». В результате — сегодня у НАТО самые боеспособные, маневренные и боеготовые силы за всю историю существования альянса. Мы лучше взаимодействуем со странами-партнерами и с различными организациями по всему миру, и мы лучше подготовлены к ответу на непредсказуемые угрозы.

В то же время, те угрозы, с которыми сталкиваются члены НАТО, становятся все более сложными и взаимосвязанными. Это несостоятельные государства, терроризм, распространение оружия массового уничтожения, пиратство, кибератаки и многое другое. Поэтому, чтобы подготовить альянс к будущему, нам необходимо усвоить боевые уроки прошлого.

Урок первый. В мире, где фактор стратегической внезапности является правилом, НАТО должна быть готова ко всем неожиданностям и непредвиденным обстоятельствам. Одинаковых операций не бывает. В Боснии альянс принуждал к миру и помогал создавать стабильность. В Ливии он защищал гражданское население от нападений собственного кровожадного режима. У берегов Африканского Рога НАТО ведет борьбу с пиратством в рамках международных усилий по защите важнейших морских путей. Чтобы быть эффективной, НАТО должна обладать способностями для решения самых разных задач и для урегулирования самых разных кризисов — от предотвращения конфликтов до защиты от кибератак.

Урок второй. Слаженная и безукоризненная совместная работа личного состава и техники различных стран-союзниц является самым важным нашим достоинством. Это означает, что НАТО способна наносить мощный коллективный удар, который либо не по силам, либо очень накладен для большинства стран, если они будут действовать в одиночку. Например, боевая авиация любой натовской страны способна обеспечивать поддержку сухопутным войскам из любого государства-члена альянса.

Третий урок заключается в том, что НАТО обладает гибкостью, а также политической солидарностью и большим потенциалом управления.

Во время ливийской операции мы видели, как 14 стран-союзниц предоставили свои военно-морские и военно-воздушные силы, а восемь из них наносили авиаудары. Но все 28 стран-членов выразили свою полную политическую поддержку и обеспечили персоналом командные структуры НАТО, которые осуществляли общее оперативное управление. К нам присоединились такие разные партнеры, как Швеция и Катар, — во многом благодаря этой, постоянно действующей и многонациональной системе управления. Многократно испытанная и проверенная на деле за 60 с лишним лет, эта система не имеет аналогов в мире и является непревзойденной в вопросах быстрого создания международных сил.

Осторожнее с расхождениями

В целом капиталовложения НАТО в современную военную технику в последние годы увеличились. Однако военные расходы становятся все более неравномерными по своим объемам. Это привело к возникновению опасных расхождений — как внутри НАТО, так и с остальным миром.

Самая большая разница существует между Соединенными Штатами и другими странами-членами. Сегодня на долю США приходится 72 процента общих военных расходов НАТО. В 2001 году эта доля составляла 63 процента. Тот факт, что военный бюджет США с 2001 годы вырос в два с лишним раза, лишь частично объясняет такие изменения. В то же время европейские военные бюджеты либо оставались без изменений, либо сокращались. А это создает серьезные оперативные и политические последствия. Пример тому — все та же ливийская операция. Соединенные Штаты оказались единственной страной, сумевшей предоставить в необходимом объеме важнейшие силы, средства и меры поддержки и обеспечения, — такие, как дозаправка в воздухе, разведка и наблюдение.

Такой дисбаланс немедленно вызвал у нового поколения американских политиков и избирателей вопрос о том, почему они должны «субсидировать» европейскую безопасность, если сами европейцы не желают вкладывать необходимые инвестиции.

Второе расхождение можно увидеть в самой Европе. На долю европейских стран-членов НАТО приходится 68 процентов общего объема финансирования альянса, относящегося к таким коллективным потребностям, как структуры управления и связи, за которые индивидуальную ответственность страны НАТО не несут. Однако почти 50 процентов из этого объема финансирования предоставляют всего четыре страны — Соединенные Штаты, Британия, Франция и Германия. И лишь немногие союзники обладают на сегодня всем комплексом боевых возможностей. Если говорить о положительных моментах, то европейцы заметно улучшили свои способности по оперативному развертыванию сил и средств на длительное время. Например, те страны НАТО, которые не могли проводить ночные авиаудары во время косовской кампании в 1999 году, сумели сделать это в период ливийской операции. Таким образом, подавляющее большинство боевых вылетов в небе над Ливией совершали не американские самолеты. Но если разница в боевом потенциале между европейскими союзниками будет увеличиваться, мало кто из них будет в состоянии эффективно действовать в кризисных ситуациях возле собственных границ.

И последнее расхождение — между НАТО и остальным миром. В то время, как общий объем военных расходов стран-членов НАТО уменьшается, новые формирующиеся державы увеличивают ассигнования на оборону. В первую очередь, речь идет о России, Бразилии, Ближнем Востоке с его соседями, а также об Азиатско-Тихоокеанском регионе. В 2012 году впервые за всю историю военные расходы азиатских стран в номинальном выражении превысили европейские. В конечном итоге это создаст стратегическое несоответствие между потенциалом и стремлением этих стран оказывать влияние на мир, и возможностями НАТО в этом отношении.

Создание нового баланса

Все эти расхождения и несоответствия — не новость. Экономический кризис усилил их, а растущее внимание Америки к Азиатско-Тихоокеанскому региону (вполне оправданное) сделало их более очевидными. Если нам нужна сильная Европа и в то же время твердая преданность Америки европейскому континенту, мы должны исправить существующее положение вещей, создать новый баланс и оптимально делить между собой бремя ответственности за трансатлантическую безопасность.

Первый шаг — придерживаться курса на военные инвестиции. Существует нижний предел расходов на оборону, обеспечивающий выполнение нами своих обязанностей. В Европе мы уже достигли этого нижнего предела. Как только наша экономика пойдет на поправку, мы должны будем увеличить вложения в оборону.

Речь идет не только о деньгах, но и о силах и средствах. Мне бы хотелось увидеть внутри НАТО новую политическую договоренность о том, что ни один из союзников не обязан предоставлять более 50 процентов некоторых самых важных сил и средств. И я приветствую те шаги, которые предпринимают европейские союзники по наращиванию возможностей в таких областях, как стратегические воздушные перевозки, разведка, слежение и наблюдение. Это позволит обеспечить более сбалансированное распределение нагрузки между двумя берегами Атлантики и внутри Европы, а также учет будущих потребностей.

Если говорить проще, европейцы должны делать больше и лучше. Это дает благоприятную возможность всем странам-членам работать в более тесном взаимодействии, а европейским союзникам предоставляет шанс стать лидерами в создании ряда ключевых сил и средств, которые понадобятся в будущем.

На прошлогоднем саммите НАТО в Чикаго альянс приветствовал инициативу европейских союзников о дозаправке в воздухе. Это отличный пример возможного разделения труда в создании новых сил и средств, и это даст ЕС и НАТО столь необходимые им оперативные возможности. В декабре Европейский Союз проведет саммит, посвященный вопросам безопасности и обороны, который поможет заложить основу для консультаций между двумя организациями, для координации их действий и для более эффективного сотрудничества. Пришло время показать всем нашим налогоплательщикам, что их деньги не пропадают даром. У каждой из наших стран — только одни вооруженные силы и один бюджет, и им необходимо максимально использовать то, что у них есть, а не транжирить попусту средства на дублирование.

И наконец, поскольку наши боевые действия, согласно прогнозам, пойдут на спад, мы должны активизировать боевую подготовку и процесс проведения учений. В 2015 году НАТО проведет свои первые крупные войсковые учения за десять лет. В памяти будут свежи уроки военных действий, и это позволит оптимально использовать те силы, которые Соединенные Штаты пообещали направить на ротационной основе в Европу для проведения совместной подготовки с Силами реагирования НАТО, являющимися наиболее оперативным боевым формированием альянса. В предстоящие годы мы можем также подумать о том, чтобы направить европейские войска на ту сторону Атлантики для проведения учений на территории Северной Америки под натовским флагом, чтобы поддержать экспедиционную направленность альянса и продемонстрировать готовность Европы брать на себя свою долю ответственности.

Выбор Европы

Как и любые отношения, трансатлантические узы нуждаются в непрерывных инвестициях экономического, военного и политического характера. Европа и Северная Америка должны общаться более регулярно и более открыто, обсуждая вопросы в стратегическом ракурсе. Мы должны преодолеть представление о том, что НАТО может обсуждать возникающие кризисы только тогда, когда мы планируем свое участие и совместные действия по их разрешению. Альянс должен соответствовать своему статусу политического форума по проведению трансатлантических консультаций на тему общих проблем безопасности, включая те, которые возникают за пределами евроатлантического района. Прежде всего, Европа должна смотреть наружу, а не вовнутрь, формируя поистине глобальные взгляды на безопасность.

В нашем взаимосвязанном мире мы должны признать, что трансатлантические отношения остаются самыми важными из тех, которые у нас имеются. Они жизненно важны не только для свободы, безопасности и процветания Европы и Северной Америки, но и как крепкий фундамент миропорядка, основанного на четких правилах. Чтобы оставаться предпочтительным партнером Америки, Европа должна стать тем сильным партнером, в котором Америка нуждается.

Трансатлантическое рабство Евросоюза начинается.

Немецкая газета Süddeutsche Zeitung, ссылаясь на секретные источники, пишет о том, что США сильно давит на Европу в вопросах Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (TTIP).

По информации газеты, Вашингтон собирается сильно сократить импорт автомобилей из стран Евросоюза, если ЕС не станет покупать больше американской сельскохозяйственной продукции.

Вместе с этим, США недовольны политикой Европейского потребительского центра, который выступает против ГМО и мяса с гормонами в Европе. Вашингтон хочет, чтобы запреты на продукты действовали только тогда, когда их вред установлен научным путем.

До публикации секретного досье, Европа уверяла, что США с пониманием относятся к опасениям европейцев, но вскоре этот розовый туман рассеялся.

Как передает РИА «Новости», ЕС запрещает подобные продукты даже при минимальном риске, США — только если кто-то уже пострадал в результате их употребления.

«Внимательное изучение документов показало, что почти все страхи, связанные с намерениями США в рамках TTIP по отношению к рынку продуктов питания оказались оправданными», — цитирует РИА Новости председателя Федерации потребительских организаций Германии Клауса Шульца.

Документы позволили установить, что США хотят серьезно ограничить влияние европейских законодателей в том, что касается принятия экономических решений.

Эксперты отмечают, что это может оказать серьезный ущерб экологической ситуации в ЕС. Süddeutsche Zeitung добавляет, что в Евросоюзе при изготовлении косметики запрещено использовать 1382 различных химиката, а в США — только 11.

По словам экспертов, общественность впервые за три года может узнать, как проходили переговоры по торговому соглашению между США и ЕС. До этого населению приходилось только строить догадки.

Как писала ранее Правда.Ру, успешная реализация проекта, уже окрещенного «экономическим НАТО», принесет участникам миллионы прибыли (до 1,5 процентов от ВВП), тысячи дополнительных рабочих мест и сниженную стоимость импортных товаров.

Несмотря на кажущиеся очевидными преимущества соглашения, ряд участников проекта не выражают бурного одобрения. Немецкая активистка Маритта Штрассер опасается, что подписание договора приведет к ущемлению прав потребителей и трудящихся. Французская сторона выступает против унификации торговых наименований и, в частности, ратует за сохранение названия знаменитого игристого вина из провинции Шампань. Также Франция не одобряет включение в список товаров свободного обращения мультимедийной и кинопродукции, опасаясь, что произведенные в Голливуде фильмы заполонят весь рынок. Николь Брик, министр внешней торговли, уточняет, что данный протест — попытка защитить культуру страны.

Кроме того, Европа протестует против создания Трансатлантической зоны свободной торговли между ЕС и США (TTIP). Немцы понимают, что их уютному положению «надсмотрщика Европы» приходит конец.

Тайные соглашения между правительством и крупными корпорациями уничтожат немецкое производство.

Оппозиция к TTIP особенно сильна в Германии, в частности, в связи с ростом антиамериканских настроений, пишет Reuters. Недавний опрос YouGov показал, что 43 процентов немцев считают, что TTIP не принесет пользы стране, и только 26 процентов видят в создании этой зоны положительные моменты. «Мы не должны быть порабощены большими деньгами, — полагает профессор Хьюберт Вайгер, председатель немецкого Союза по защите окружающей среды и природы (BUND). — Пока сельское хозяйство в Баварии чувствует себя хорошо, но, если планы по TTIP будут реализованы, то здешние мелкие фермеры разорятся, так как соглашение будет способствовать импорту дешевой сои из США в Европу, которая заместит живое молоко в молочных продуктах».

Итак, похоже, скоро снова придется констатировать: «А ведь Россия предупреждала…»

Что ждет Евросоюз после заключения с США договора по Трансатлантическому торговому и инвестиционному (TTIP) партнерству?

Европейские политики, настаивающие на подписании этого соглашения, сулят Европе райские кущи, рассказывают про выгоду, которую якобы сулит европейцам свободный рынок с США.

Но, так ли это, и если да, то американские власти так подгоняют и давят на европейцев? Если там одна сплошная выгода, то европейским политикам не составит труда убедить всех скептиков и критиков подписания этого соглашения. Но почему-то американские власти, мало того, что торопят ЕС — они еще шантажируют и угрожают европейским политикам. Требуют не только подписать договор, но и пустить на европейский рынок американские генетически модифицированные продукты питания.

В распоряжении немецкого издания Süddeutsche Zeitung оказались секретные документы, согласно которым Белый Дом беспринципно продавливает и навязывает Евросоюзу Трансатлантическое соглашение.

И все опасения, ранее высказываемые только как догадки и предположения, оказываются правдой.

Во-первых, США заняли очень жесткую позицию в отношении ГМО. Ранее и США, и ЕС говорили о том, что стороны уважительно относятся к этому вопросу, и ничьи интересы нарушены не будут. То есть если в Европе опасаются генетически модифицированных продуктов питания, то США будут уважать эти опасения и не станут проталкивать ГМО на европейский рынок. Сейчас же, как оказалось, ситуация абсолютна иная — Вашингтон настаивает, чтобы запрет на ГМО продукты в Европе вводился исключительно после того, как будет научным путем доказан их вред здоровью потребителя.

Во-вторых, Вашингтон, как оказалось, не просто ведет переговоры о заключении соглашения, а реально шантажирует Европу. В частности, если ЕС откажется покупать больше американской сельскохозяйственной продукции, Вашингтон грозится урезать импорт автомобилей из стран Евросоюза.

Хорош партнер, однако…

В-третьих, секретные документы, попавшие в руки журналистов, пролили свет на правовые и законодательные разногласия США и ЕС. Вашингтон хочет значительно ограничить влияние европейских законов, которые влияют на экономику союза. Süddeutsche Zeitung приводит пример, когда в Евросоюзе при производстве косметики запрещено использовать 1382 различных химиката, в США — только 11. То есть журналисты опасаются, что Европе будет нанесен еще и серьезный экологический ущерб.

Вот такое оно — свободное партнерство, походящее на рабство…

Zolotoy

» >

Подпишись на NOVO24

TTIP — шаг к «золотому миллиарду». ЕС и США создают единое экономическое государство. Новое трансатлантическое партнерство уравняет в правах государства и корпорации, а через какое-то время охватит в единое пространство весь Мир. Найдется ли в не место для России?

Главное событие современности — это подписание в 2015г. договора о создании Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства между США и ЕС — TTIP. А вовсе не конфликт на Украине.

Де-факто в Европе появится «экономическое НАТО», которое изменит весь мир, в том числе, большинство планов завтрашних иммигрантов. Прежде всего, образуется огромная зона свободной торговли для населения в 800 млн. чел., что составляет почти 50% всего мирового ВВП и международной торговли. Все пошлины для стран ЕС и США исчезнут, а для внешнего рынка, вроде России и Китая, резко поднимутся.

ТТИП — это выдающийся успех дела глобализации,  поэтому подписанию договора сопротивляются общественные организации Евросоюза.

Кратко о соглашении TTIP/TAFTA

10 февраля 2015 на сайте Еврокомиссии опубликовали планируемое соглашение ТТИП.

Против него выступают левые, зеленые, популисты. Пугают, что американцы снизят высокие стандарты ЕС, и в итоге людей заставят есть пищу с содержанием ГМО. Предрекают, что европейские фермеры разорятся, ухудшатся условия для наемных работников, потребителей, малого бизнеса. Скептики говорят о понижение роли профсоюзов, что «европейцы у себя дома станут чуть ли мигрантами». Проводят параллели о присоединении стран Балтии к Еврозоне.

Среди плюсов ТТИП — вырастет рынок сбыта, ведение бизнеса упростится, снизятся затраты, создадутся новые рабочие места, повысится конкурентоспособность. Для защиты интересов предпринимателей в ТТИП есть прекрасный, инновационный инструмент — неправительственные арбитражные суды (трибуналы). Благодаря им, инвесторы смогут судиться напрямую с государствами, которым защищать локальные, местечковые рынки и интересы станет сложнее.

Концепция маленького «суверенного» государства в современном глобализующемся мире выглядит нелепо. Поэтому ТТИП — уравняет в в правах и возможностях государства и корпорации.

Процедура подписания договора непроста, но скорее всего в 2015 г. все нужные шаги будут сделаны. Ведь соглашение с США поддерживают все главы ведущих европейских экономик. И бизнес Еврозоны, в первую очередь, крупный.

Характерно, что петицию «против договора ТТИП» подписало лишь 1,5 млн. европейцев, при населении ЕС в 500 млн. чел. Никакой альтернативы ТТИП – попросту нет. «Укрупняйся или проиграешь» — это все это понимают. Сегодня подобными блоками охвачен уже весь мир, кроме Китая и России. В Азии уже планируют создать транс-тихоокеанское партнерство, между США и странами от Японии до Чили, от Австралии до Вьетнама. И СЕТА: «Всеобъемлющее экономическое и торговое соглашение», — Канада и Европа.

НАФТА – между США, Мексикой и Канадой, которые уже охвачены Североамериканским соглашением о свободной торговле.

О ТТИП в РФ говорят мало. Если у европейцев и американцев получится создать это «экономическое государство» — россияне останутся в одиночестве с парой неохваченных американскими союзами стран. По поставкам углеводородов усилится конкуренция США — Россия. И это самый малый негатив для РФ от ТТИП. Исчезнут предбанкротные «союзники» вроде Греции. Вся финансовая западная система станет единой не на словах, а на деле. Усилится влияние США в Европе.

Произойдет унификация всего, в том числе промышленных стандартов, подтверждения квалификации и норм законодательства. Новое «супер-государство» будет жестче координировать законодательства стран-членов ЕС.

То есть, иммиграционные лазейки на национальных уровнях будут исчезать. Впереди — единая база отпечатков пальцев, выданных виз, запросов о предоставлении статуса беженца и т.п.

Свободный переток товаров и услуг усилит конкуренцию. С учётом абсолютного лидерства США в IT, в Европе будет больше американского в высокотехнологичных областях. Процедура подтверждения диплома иностранца (нострификация) очевидно в перспективе будет единой для всех стран ЕС.

Налогообложение, пенсионная и здравоохранительная системы изменятся. И нет никаких оснований считать, что изменения будут в пользу иммигрантов, въезжающих в этот «избранный миллиард». В целом, иммигранту после подписания ТТИП будет сложнее сделать скачок из стран третьего мира в ЕС-США.

Но пока, до единого государства ЕС и США еще далеко, и снижение торговых тарифов в планируемые 10 лет будет не так уж велико, поскольку ставки  в торговле между США и ЕС изначально невысоки. А половина взаимной торговли уже была беспошлинной, в целом же средняя ставка по облагаемым пошлиной товарам составляла 3%.

Учитывая, что на создание современного Евросоюз потребовалось почти 50 лет, рождение нового гиганта следует ожидать как минимум через 25 лет. Но в целом, вектор правильный – создание единого Мирового глобального государства, с номинальными национальными культурными центрами. 

показать больше статей

Конец Европы: США входит в ЕС

TTIP — первый шаг к созданию «золотого миллиарда». ЕС и США создают единое экономическое государство. Новое трансатлантическое партнерство уравняет в правах государства и корпорации, а через какое-то время охватит в единое пространство весь Мир. Найдется ли в нем место для России?

24 Февраля 2015 11:48:01

автор: Юрий Яковлев

Каждый раз написание поста о «Трансатлантическом партнерстве» (TTIP) или его тихоокеанском аналоге сопровождаются комментариями граждан, которые соблаговолили ознакомиться с новостями Евроньюс, но не соблаговолили включить мозг. Вставлять в каждый текст длинную справку о реальных геополитических последствиях этих соглашений — невозможно, но сделать отдельный краткий ликбез можно попробовать. Приступим.

Миф:TTIP и ТPP — это просто экономические соглашения, там ничего не сказано о лишении каких-то стран суверенитета, и вообще не нужно никакой конспирологии!

Комментарий: Если бы это были обычные экономические соглашения, то они бы заключались намного легче и не требовали бы такого невероятного уровня секретности. Несмотря на всю транспарентность процедур Евросоюза, например, текст проекта соглашений держался в секрете, и даже депутаты Европарламента могли ознакомиться с ним только в специальной комнате, а на входе у них отбирали все телефоны, фотоаппараты, блокноты, ручки и так далее. Это не городская легенда, а общепризнанный факт

Есть несколько ключевых отличий «Трансатлантического партнерства» (и TPP) от нормальных соглашений о свободной торговле:

1. (отличие количественное): Предполагалось практически полное уничтожение барьеров, которые защищают европейские (соотв. азиатские) рынки от доминирования транснациональных корпораций, включая экологические стандарты и технические стандарты.

2. (отличие качественное): Введение механизма ISDS (Investor-state dispute settlement) которое предполагает фактическое подчинение судебной власти и законодательной власти страны-подписанта некоему наднациональному частному арбитражному суду. Попробуем конкретный и самый невинный пример, который бы стал реальностью в случае подписания «Трансатлантического партнерства» в варианте с ISDS:

— Транснациональная корпорация покупает европейскую фабрику, на которой работают люди за минимальную зарплату

— Парламент (или правительство) страны через некоторое время поднимает минимальную зарплату

— Американский инвестор подает в суд на страну по механизму ISDS, утверждая, что из-за решения властей он теряет прибыль (это правда)

— Частный суд, состоящий из трех бывших (или действующих) юристов транснациональных корпораций, руководствуясь не законами страны, а текстом TTIP, отменяют решение о повышении минимальной зарплаты и заставляют государство выплатить компенсацию инвестору

Внимание вопрос: А есть ли суверенитет у государства, которое подписало такое?

Этот пример легко экстраполировать на что угодно: начиная от экологических норм и заканчивая (при желании) монетарной и налоговой политикой. Мало ли от чего иностранные инвесторы могу потерять прибыль? Это не говоря уже о том, что существующие механизмы ISDS (в некоторых странах Азии и Южной Америки) уже использовались транснациональными корпорациями для того чтобы защищать своих сотрудников от уголовного преследования. Отличный был бы новый мир: корпоративные шишки могли бы как во времена феодализма «проверять меч» на холопах, и им бы ничего за это не было. Те десятки тысяч европейцев, которые выходили на митинги против этого соглашения, знали против чего они протестуют.

Миф:Подпишут или не подпишут «Трансатлантическое партнерство» или «Тихоокеанское партнерство» — не имеет значения. США продолжает рулить своими колониями. У них есть там военные базы, есть НАТО, есть военные договоры. Вот что имеет значение!

Комментарий: В личных дискуссиях, любителям этого мифа я обычно отвечаю в стиле «Вот в том числе из-за таких дятлов, СССР и проиграл. В 88 году всем было понятно, что СССР теряет Восточную Европу по экономическим и идеологическим причинам. Но кто-то был уверен в том, что все еще в норме, ведь наши войска стояли в ГДР. Очень часто, уходящие войска — это просто констатация экономического поражения.»

Мы еще вернемся к этому мифу, когда будем обсуждать конкретно Австралию.

Миф: Европейцы сами хотят подписать «Трансатлатическое партнерство»!

За него выступает Меркель!

Комментарий: Я понимаю, что у многих в голове не укладывается, что Европа (так же как и США) не являются монолитом, и что это утверждение вдвойне справедливо для политических и экономических элит. Если это слишком сложно для понимания конкретного возмущенного комментатора, то ему лучше читать что-нибудь с более низкой планкой входа, и не тратить время моих читателей (и мое) своими безапелляционными выводами в комментах.

Если бы вся европейская политическая элита была бы за «Трансатлантическое партнерство», то его бы уже давно подписали. Если бы вся европейская политическая элита была бы против, его бы уже давно отвергли. Мы наблюдали за активным конфликтом внутри элит Старого Света, в котором те политики, которым власть и связи с национальным бизнесом дороже похвалы условного Сороса или условного Кагана, активно ставили палки в колеса процессу принятия «Трансатлантического партнерства» и добились своего.

Для того чтобы не выглядеть «агентами Путина» и «чокнутыми антиглобалистами», но при этом лишить «Трансатлантическое партнерство» его антигосударственной сути, им было достаточно с упорством бульдога требовать всего одной правки — подчинения ISDS национальному законодательству. Эту позицию даже удалось протащить через Европарламент (несмотря на колоссальное сопротивление этому подходу со стороны той же Ангелы Меркель)

После недавних заявлений профильных министров Германии и Франции о том, что переговоры по TTIP зашли в тупик и провалились (решено 0 из 27 фундаментальных проблем), «Трансатлантическое партнерство» уже имело мало шансов на прохождение.

А уж после победы Трампа (который в гробу видал договор, который давал бы право оффшорной компании Apple успешно судиться с Трампом в корпоративном суде), шансы на принятие «Трансатлантического партнерства» в том виде, который нужен глобалистам (т.е. с частным наднациональным судом), — находятся около нуля. Так что Меркель может сколько угодно публично сожалеть о позиции Трампа. Это она не о «Трансатлантическом партнерстве» сожалеет, это она поражение Хиллари Клинтон оплакивает.

Миф: «Ну решила Австралия подписать какое-то торговое соглашение с Китаем. Дальше что? Никто никого не слил. Австралия — военный союзник США!» — обычно сообщения такого рода пишут комментаторы с ай-пи из Нью-Джерси или Нью Йорка.

Комментарий: Проведем мысленный эксперимент:

Путин отменяет ЕАЭС.

Полностью. Республика Беларусь подписывает договор об Ассоциации с Евросоюзом, предполагающий зону свободной торговли, переход белорусских предприятий на европейские технические и экологические стандарты. Еврокомиссия получает возможность решающим образом влиять на тарифные и нетарифные барьеры на пути российских товаров и услуг в Республику Беларусь и на другие аспекты экономической политики этого государства.

А теперь вопрос: В этом сценарии, какая геополитическая сила будет оказывать решающее влияние на Республику Беларусь? И надолго ли там останутся российские военные?

Выводы из вышеописанного эксперимента вполне применимы к австралийской ситуации.

По этому поводу очень хорошо высказался руководитель крупного сиднейского хеджфонда Bronte Capital, Джон Хемптон. Позицию этого известного австралийского финансиста (и бывшего чиновника) можно свести к формуле: «Если «Транстихоокеанское партнерство» останется, то здесь (в Австралии) и через 30 лет будет гегемония США. А если его отменят, то через 30 лет тут будет гегемония Китая». В эту формулировку я бы внес только две поправки: 30 лет — это очень консервативная оценка. В наше время все процессы идут намного быстрее. Вторая поправка — в первоначальном сценарии, «Транстихоокеанское партнертво» обеспечило бы гегемонию не «США», а наднациональной олигархии, на которую работала бы администрация Клинтон.

Мир изменился. Эти изменения предполагают новые вызовы, но и новые возможности. Меня часто спрашивают: а нам-то что с этого? А для нас, для России, открывается нежданный шанс. Коллапс чужого проекта глобализации, это шанс для нашего проекта глобализации. Вот прямо сейчас, в Перу, Путин как раз его и продвигает.

Пока все. Всем спасибо.

admin