Храм Живоначальной Троицы на Воробьёвых горах —

Храм Живоначальной Троицы на Воробьёвых горах —

Российский Университет Дружбы Народов

ДИСЦИПЛИНА:

Русское устное народное творчество

Курсовая работа

на тему:

«Ненормативная лексика в русском языке и её эвфемизмы»

Выполнила студентка

1 курса группы ФЯБ-11

Лексина Ирина.

Проверила: Коренькова Т.В.

Оценка:

МОСКВА-2010

Введение

Глава 1. Происхождение русской обсценной лексики

§1. Категоризация русской бранной лексики

§2. Функции употребления

§3. Классификация посылов и заклятий

Глава 2. Исследователи русской ненормативной лексики

Глава 3. Ненормативная лексика в русском языке

§1. Ненормативная лексика и общество

§2. Использование ненормативной лексики в искусстве и СМИ

Глава 4. Эвфемистические замещения мата

Заключение

Источники

ВВЕДЕНИЕ

Откуда же взялся русский мат? Кто к нам его занес? А никто нам его никогда не приносил. Это наше родное, тщательно скрываемое детище. Практически нет отечественных официальных словарей, в которых бы матерщина соседствовала со словарными статьями высокого стиля. Упоминание о некоторых словах такого типа есть лишь в словаре В. И. Даля, да и то только в Бодуэновой редакции (Даль-4, ст. 1244), да еще в таком специальном словаре, как Этимологический словарь славянских языков (ЭССЯ-8, с. 114). Упоминание этих двух словарей уже говорит о многом: данная лексика глубоко народная, древняя и чисто славянская.

Мат сильно распространен в русском народе. Причем в простом народе, особенно деревенском, он и не почитался за сквернословие. Были теории, что русский человек богобоязнен, а матерщина навязана, дескать, тюрками-иноверцами.

Однако анализ аналогичной лексики в современных славянских языках говорит о всеобщем славянском характере мата.

Во многом распространению мата способствовало не только отсутствие должного уровня культуры пользования им, но и официозный на него запрет. Запретный плод сладок, особенно для людей только входящих в общественную жизнь. Подросток, употребляя бранную лексику, как бы приобщается к кругу взрослых» людей, которым «по закону» разрешается выражаться намного свободней, нежели молодым. С другой стороны, мощный потенциал неприличных слов в семантике, свободное их варьирование, прекрасная словообразовательная разработанность позволяют некоторым людям, вообще не выходя из рамок мата, выразить все, что они пожелают.

ГЛАВА 1. Происхождение русской обсценной лексики

Берестяная грамота из Старой Руссы № 35, XII век: «Якове брате, еби лежа, ебехото, аесово».

Давно установлено, что русская обсценная лексика имеет древние славянские и индоевропейские корни. Современные исследователи не рассматривают всерьёз бытующее в русском народе ненаучное представление о том, что обсценная лексика была заимствована русскими из татарского во время татаро-монгольского ига. При этом предлагаются различные варианты этимологии основных словообразовательных корней, однако все они, как правило, восходят к индоевропейским или праславянским основам.

Так, например, В.М. Мокиенко пишет:

«Основные „три кита“ русского мата… этимологически расшифровываются достаточно прилично: праславянское *jebti первоначально значило 'бить, ударять', *huj (родственный слову хвоя) — 'игла хвойного дерева, нечто колкое', *pisьda — 'мочеиспускательный орган'».

Те же праформы (правда, с некоторым сомнением по поводу *huj) приводятся в.

Интересно отметить, что семантические изменения современного эвфемизма «трахать» практически повторяют историю слова *jebti.

§1. Категоризация русской бранной лексики

А.В. Чернышев распределяет «ключевые термины матерного лексикона» на три группы:

· обозначающие мужские и женские половые органы и обозначающие половой акт;

· переносящие значение половых органов и полового акта на человека как на предмет называния;

· в нарочито огрублённом виде заимствования из «культурной речи» (кондом, педераст).

В.М. Мокиенко считает данную классификацию излишне обобщённой и предлагает свою, более подробную, классификацию русской бранной лексики и фразеологии. При этом термины «бранная лексика» и «обсценная лексика» понимаются как взаимно пересекающиеся, хотя и не полностью идентичные. Брань — это оскорбительные, ругательные слова, тогда как обсценная лексика — это грубейшие вульгарные выражения, табуизированные слова. Главный признак, неразрывно связывающий две эти лексические группы, — эмоционально-экспрессивная реакция на неожиданные и неприятные события, слова, действия и т. п.

Исследователь классифицирует русскую бранную лексику по функционально-тематическому принципу, выделяя следующие основные группы:

Наименования лиц с подчеркнуто отрицательными характеристиками типа:

· глупый, непонятливый человек;

· подлый, низкий человек;

· ничтожный человек, ничтожество;

· проститутка, продажная женщина.

Наименования «неприличных», социально табуированных частей тела — «срамные слова».

· Наименования процесса совершения полового акта.

· Наименования физиологических функций (отправлений).

· Наименования «результатов» физиологических отправлений.

В.М. Мокиенко указывает, что указанные группы бранной и обсценной лексики в целом представлены практически во всех языках. Что же касается национальных особенностей бранной лексики, то, по его мнению, они связаны с комбинаторикой и частотностью лексем определённого типа в каждом конкретном языке.

Исходя из этих критериев, автор говорит о двух основных типах бранной лексики европейских языков:

· «Анально-экскрементальный» тип (Scheiss-культура);

· «Сексуальный» тип (Sex-культура).

В этом плане, по его мнению, русская, сербская, хорватская, болгарская и другие «обсценно-экспрессивные» лексические системы относятся ко второму типу, в то время как чешская, немецкая, английская, французская — к первому.

Национальное своеобразие русского языка состоит не в самом наборе лексики, а в её частотном распределении. Ядро русской матерщины, как отмечают все исследователи, составляет очень частотная «сексуальная» триада: хуй — пизда — ебать. Число производных от данных словообразовательных основ и эвфемизмов, используемых для их замены, поистине неисчислимо, ибо они постоянно генерируются живой речью. Чрезвычайно активно эта же триада используется и во фразеологии.

§2. Функции употребления

Специалисты называют различные функции употребления обсценной лексики в речи:

· повышение эмоциональности речи;

· разрядка психологического напряжения;

· оскорбление, унижение адресата речи;

· демонстрация раскованности, независимости говорящего;

· демонстрация пренебрежительного отношения к системе запретов;

· демонстрация принадлежности говорящего к «своим» и т. п.

В.И. Жельвис выделяет 27 функций инвективной лексики, хотя здесь иногда смешаны первичные и вторичные функции, и деление иногда выглядит слишком дробным:

· как средство выражения профанного начала, противопоставленного началу сакральному,

· катартическая,

· средство понижения социального статуса адресата,

· средство установления контакта между равными людьми,

· средство дружеского подтрунивания или подбадривания,

· «дуэльное» средство,

· выражает отношение двух к третьему как «козлу отпущения»,

· криптолалическая функция (как пароль),

· для самоподбадривания,

· для самоуничижения,

· представить себя «человеком без предрассудков»,

· реализация «элитарности культурной позиции через её отрицание»,

· символ сочувствия угнетённым классам,

· нарративная группа — привлечение внимания,

· апотропаическая функция — «сбить с толку»,

· передача оппонента во власть злых сил,

· магическая функция,

· ощущение власти над «демоном сексуальности»,

· демонстрация половой принадлежности говорящего,

· эсхрологическая функция (ритуальная инвективизация речи),

· в психоанализе применяется для лечения нервных расстройств,

· патологическое сквернословие,

· инвектива как искусство,

· инвектива как бунт,

· как средство вербальной агрессии,

· деление на разрешенные и неразрешенные группы,

· как междометие.

§3.

Классификация посылов и заклятий

1. Посылы к какому-либо мифологическому персонажу, олицетворяющему зло, губительное начало: Иди ты к черту! Иди ты к лешему! Пошел ты к чертям собачьим! (диал. сиб.); Ступай к чёрному (СФС, 182) — Поди ты к чомеру! (СФС, 144), Иди к лесному! (СФС, 82) и т.п.

Такой посыл может выражаться не прямым наименованием черта, а указанием на место его пребывания: Иди ты в болото! А ну тебя в баню! А ну его на лысую гору! А ну его на лысую гору к ведьмам! (диал. брянск.) Вертись ты в вир на дно! (СРНГ 4, 291), где вир 'глубокое место в реке или озере; омут, водоворот или топкое место, провал в болоте'. Эта замена вполне объяснима ономасиологическими моделями наименования славянских чертей (см. Толстой, 1974; 1976). К этому разряду относятся и обороты полуэвфемистического характера, возникшие на основе таких, восходящих к язычеству, посылов, но шутливо-иронически переосмысленных в "христианском" либо "мусульманском" ключе: Иди ты к богу в рай!

Иди ты к аллаху! Достаточно условно к этому разряду можно отнести и сакральную экспрессивную лексику и фразеологию типа Боже ты мой! Пресвятая мать! Мать пречистая! Батюшки святы! Они, однако, в русском языке менее активны, чем в романских и германских языках и во многом подвержены обсценной модели, где слово мать, как мы видели, имеет десакрализованный источник.

2. Пожелания зла и неудачи, выраженные мифологемами аналогичного типа, что в разряде I: Черт тебя возьми! Черт тебя подери! (Новг.) Памха бы тя побрала!, где памха 'черт, живущий на болоте' (ср. памха 'моховое болото' (Строгова, 1971), смол. Анчут вас возьми! (ряз.) Паралик тебя возьми! и т.п. (Мокиенко, 1986, 182-183).


Ненормативная лексика — это?

Ну какой русский не любит крепкого словца? Мат, или ненормативная лексика, прочно обосновался в языковых основах, имея двоякое значение — это и культурно устоявшийся вариант нормы, и признак абсолютной невежественности в то же время. Парадокс? Возможно, впрочем обо всем по порядку…

В основе своего понятия, ненормативная лексика — это форма вербальной агрессии, выражающаяся в словесной скабрёзности по отношению к кому-либо. По семантической базе мат — унизительное обращение, по сути сопоставляющая объект внимания с чем-либо непристойным — половыми органами, актами совокупления и пр. Изобретенные матерные словоформы также нередко указывают на недалекие умственные способности кого-либо, непрофессионализм или иные негативные оттенки личности, неодушевленного предмета.

Говоря иначе, мат — это в буквальном смысле ругань, переступающая моральные нормы социума. Речевой или письменный ненорматив также называют обсценной лексикой — безнравственной и вульгарной формой обращений или высказываний. Психологи обоснованно считают мат условно допустимым способом эмоциональной разрядки, а поборники высокой морали называют его признаком необразованности, недалекого ума и ограниченного словарного запаса. И те, и другие определения равноценно аргументированы. Синонимы ненормативной лексики — мат, брань, похабщина и пр.

История возникновения

Ненормативная лексика в русском языке обосновалась во времена седой древности — филологи находят свидетельства ее использования еще в старославянские вехи. Историческими корнями мат уходит и в индоевропейские традиции, но лишь частично. Современная ненормативная лексика русского языка словарь формировала преимущественно из собственных выражений, заимствуя лихие высказывания крайне редко — фольклорная активность исторически снимала потребность в подобных «пришельцах» из других культур. Мало того, исконно русский мат и теперь можно считать самым развитым в мире по словарным единицам.

Что такое ненормативная лексика в культуре? Это тот же мат, допускавшийся классиками литературы и используемый современными авторами для придания произведению эмоционально завершенной формы. Кинематограф тоже порой стремится «быть более понятным» публике, поэтому использует ненормативную лексику в ограниченном объеме. В противном случае произведение (книга, фильм и пр.) лишается права на упоминание в СМИ и свободное тиражирование (либо получает классификацию 18+) . Х/ф «Изображая жертву», 2006 г.

или некоторые произведения В. Пелевина — ярчайшие тому примеры. Если для исполнителя современной музыки ненормативная лексика — закон, его творчество считается авангардным или запрещенным (гр. «Ленинград», «Красная плесень» и пр.).

Ненормативная лексика и закон

Отрицать художественную ценность мата бессмысленно. Циклопедия, или словарь ненормативной лексики, находит оправдание обсценных фразеологизмов в культуре. Но вот за неразумное употребление крепкого словца можно получить вполне ощутимое наказание. Если в повседневном обиходе мат условно допустим, то в публичном применении он серьезно карается по закону. Как таковой статьи «за мат» в УК не существует, но его использование в общественных местах подпадает под регулирование нормами ФЗ 20 п. 1 КоАП — мелкое хулиганство. Так за публичное произношение матерных выражений, подтвержденное свидетелями, можно получить:

  • До 15 сут. заключения или денежный штраф до 1000 руб. за «безобидное» употребления мата;
  • Штраф до 2500 руб., арест или исправительные работы за оскорбления официальных лиц;
  • До 40 000 руб. за унижение чести и достоинства частного лица, служащего или представителя СМИ.

Дело в том, что ненормативную лексику закон нередко классифицирует именно как оскорбление чести и достоинства, что регулируется уже другим юридическим положением — ФЗ 5 п. 61 КоАП. Совокупность статей, вмененная оскорбителю, может повлечь более суровые формы преследования — тюремное заключение до года и выплату судебно утвержденной компенсации морального вреда потерпевшему лицу. Употребляя ненормативную лексику со средств массовой информации, такое наказание получить несложно.

День борьбы с ненормативной лексикой

3 февраля — всемирный день борьбы с ненормативной лексикой. Его с размахом отмечают в Великобритании, России, Нидерландах, США и др. странах. В день борьбы с ненормативной лексикой школы проводят «дни вежливости», а общественные организации инициируют мероприятия по повышению культуры языка.

В день борьбы с ненормативной лексикой история праздника отступает на второй план перед разнообразием мероприятий: письма вежливости, благотворительные балы, образовательные семинары.

Борьба с ненормативной лексикой обсуждается на политическом уровне в рамках программ повышения культурного уровня населения.

Употребление мата в средствах массовой информации

Ненормативная лексика, мат или скабрёзные высказывания в СМИ недопустимы — это закон. Негласное правило соблюдается и на телевидении, и в прессе, и на радио. В этом отношении показательны советские традиции, когда только за ошибку в ударении, не говоря уже о матерном словце, могли сослать на каторгу и навсегда лишить права заниматься журналистикой. Сегодня ситуация с матом на ТВ менее категорична — телеканал отделается крупным штрафом, но при систематическом злоупотреблении лишится вещательной лицензии. В официальной прессе ненорматив практически исключен — здесь нет прямых эфиров и пр.

Тем не менее, ненорматив в СМИ сегодня присутствует на «законных» основаниях — телеканалы старательно «запикивают» крепкие высказывания, успешно избегая юридического преследования.

Аналогично действуют радиостанции. Мат в соцсетях, в том числе написанный рядовыми пользователями, также может считаться нарушением закона. Хотите знать, как пишется ненормативная лексика обывателями без уголовных последствий? Из бранного слова необходимо исключить хотя бы один символ, проставив вместо него «звездочку» или нижний подчерк — законных оснований для преследования в этом случае не будет. Впрочем стоит ли вообще использовать мат, владея богатством столь великого и могучего русского языка?

05.02.2018

admin