Хищение или неосновательное обогащение? (Бриллиантов А.В.)

Хищение или неосновательное обогащение? (Бриллиантов А.В.)

Теоретические и практические проблемы квалификации хищений, несмотря на кажущуюся их простоту и разрешенность, в том числе на уровне постановлений Пленума Верховного Суда РФ, все еще вызывают дискуссии и различные решения правоприменителя по одинаковым ситуациям. Особые сложности в правовой оценке деяния появляются, когда критерии разграничения уголовно наказуемого деяния и деяния, не являющегося таковым, не выработаны или весьма размыты.
Рассмотрим подобные вопросы на основе конкретного примера. В супермаркете С. нашел кошелек, в котором находилось 10 тысяч рублей, и отдал этот кошелек кассиру супермаркета И., попросив последнюю отдать кошелек владельцу, если тот обнаружится. Владельцем кошелька была Т., которая, обнаружив пропажу, вернулась в магазин и обратилась к кассиру И. с вопросом о том, не находил ли кто в магазине кошелек. На данный вопрос кассир И. ответила отрицательно, а кошелек с деньгами взяла себе. После того, как данная ситуация была выявлена, возник вопрос о квалификации действий кассира И.
Исходя из фабулы дела, данная ситуация может подпадать под признаки деяний, предусмотренных ст.

158 или ст. 160 УК РФ. Рассмотрим оба варианта.
В ст. 158 УК РФ кража определена как тайное хищение чужого имущества. В примечании 1 к данной статье разъясняется, что под хищением понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества. Итак, с позиции объективной стороны состава преступления кража должна быть выражена в изъятии чужого имущества в пользу виновного или других лиц. Вопрос об обращении имущества в свою пользу будет рассмотрен ниже, поскольку связан не с кражей, а с присвоением или растратой вверенного имущества.
Согласно многочисленным толковым словарям изъять означает «отобрать, отнять, конфисковать что-либо». Иными словами, при совершении кражи собственник или владелец (далее — собственник) обладает каким-либо имуществом, которое изымается, отбирается у него виновным, в результате чего собственнику причиняется ущерб. При этом на момент изъятия собственник должен обладать (держать, иметь, владеть, располагать) имуществом, поскольку невозможно изъять то, чего нет.
Применительно к рассматриваемой ситуации здесь возникают два вопроса. Первый: обладала ли покупательница Т. кошельком с деньгами на момент обращения их кассиром И. в свою пользу? И второй вопрос: совершила ли кассир И. изъятие кошелька у покупательницы Т., т.е. выполнила ли она действия объективной стороны состава кражи?
Покупательница потеряла свой кошелек, он выбыл из ее владения, она, юридически оставаясь собственником (п. 1 ст. 227 ГК РФ), лишилась вещи, пропажа повлекла за собой наступление имущественного ущерба. В этот момент, когда покупательница не владела кошельком, пропавшую вещь находит иной человек, он становится обладателем кошелька. Является ли нашедший причинителем вреда? Думается, ответ очевиден — человек, нашедший кошелек, не совершал никаких действий по его изъятию, и, следовательно, причинителем вреда (ни объективно, ни субъективно, поскольку это не охватывалось его умыслом) он не является. Да и невозможно отнять у человека то, чем он не обладает.
Поэтому в рассматриваемой ситуации состав кражи, предполагающий с объективной стороны изъятие имущества, которым владеет собственник, с субъективной стороны — наличие прямого умысла на совершение указанных действий и как их последствие — на причинение ущерба именно действиями лица, нашедшего имущество, здесь отсутствует.
В п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 г. N 29 (ред. от 3 марта 2015 г.) «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» разъяснено, что как тайное хищение чужого имущества (кража) следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества в отсутствие собственника или иного владельца этого имущества, или посторонних лиц либо хотя и в их присутствии, но незаметно для них. Так, может, рассматриваемая ситуация с находкой кошелька и есть тот случай, когда кража совершается в отсутствие собственника? На наш взгляд, и здесь нужно дать отрицательный ответ, поскольку отсутствует объективная сторона кражи (изъятие), нашедший не изымает кошелек, последний уже ранее выбыл из владения собственника, а указание в приведенном документе Пленума на отсутствие собственника вовсе не означает, что имуществом он уже не владеет (подробнее данная позиция будет рассмотрена ниже).
Далее возникает вопрос о законности или незаконности приобретения имущества лицом, нашедшим его. В этой ситуации лицо становится обладателем имущества в результате находки. Находка представляет собой обнаружение потерянной кем-либо вещи. В соответствии со ст. 227 ГК РФ «нашедший потерянную вещь обязан немедленно уведомить об этом лицо, потерявшее ее, или собственника вещи или кого-либо другого из известных ему лиц, имеющих право получить ее, и возвратить найденную вещь этому лицу. Если вещь найдена в помещении или на транспорте, она подлежит сдаче лицу, представляющему владельца этого помещения или средства транспорта. В этом случае лицо, которому сдана находка, приобретает права и несет обязанности лица, нашедшего вещь. Если лицо, имеющее право потребовать возврата найденной вещи, или место его пребывания неизвестны, нашедший вещь обязан заявить о находке в полицию или в орган местного самоуправления». Вместе с тем неисполнение указанной обязанности по сдаче вещи либо по соответствующему уведомлению названных в законе лиц не тождественно изъятию чужой вещи <1>.
———————————
<1> Хилюта В. Присвоение потерянных и забытых вещей // Уголовное право. 2010. N 1; Хилюта В., Бильдейко А. Находка или кража? // Уголовное право. 2014. N 3.

Таким образом, вопрос о находке лежит в плоскости гражданского законодательства. Другие отрасли права, в том числе и уголовного права, вопрос о находке не регламентируют. Это обстоятельство является одним из подтверждений того, что находка и ее невозврат не могут рассматриваться как кража и не влекут за собой уголовной ответственности. Лицо, нашедшее имущество и не выполнившее требования гражданского закона, должно отвечать за нарушение требований этого законодательства. Устанавливает ли гражданское законодательство ответственность за невыполнение требований ст. 227 ГК РФ? Да, такая ответственность существует. Статьей 1102 ГК РФ установлена обязанность возвратить неосновательное обогащение. В частности, в ней указано, что если лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), то оно обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ. При этом указанное правило применяется независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.
Однако, может быть, у лица, которому нашедший вещь это имущество передает, в рассматриваемом нами случае — у кассира, возникают иные обязанности?
Как отмечалось выше, в соответствии со ст.

227 ГК РФ, если вещь найдена в помещении или на транспорте, она подлежит сдаче лицу, представляющему владельца этого помещения или средства транспорта. В этом случае лицо, которому сдана находка, приобретает права и несет обязанности лица, нашедшего вещь. В том числе такое лицо приобретает обязанность заявить о находке в полицию или в орган местного самоуправления, если лицо, имеющее право потребовать возврата найденной вещи, или место его пребывания неизвестны.
Исходя из этого, кассир, которому передали найденный кошелек, обязан, если потерявший неизвестен, заявить о переданной находке в полицию или органы местного самоуправления или вернуть найденное собственнику. Других обязанностей у него в соответствии с законом нет. Нарушение указанных обязанностей — это нарушение предписаний гражданского законодательства. Уголовное законодательство не устанавливает ответственности за нарушение таких требований.

Поэтому ответственность здесь устанавливается в рамках гражданско-правовых отношений. И опять же, лицо, которому передано найденное имущество, не изымает его у собственника или иного владельца, ущерб причиняется в результате неосторожных действий самого собственника в результате потери имущества. Невозврат найденного представляет собой не причинение прямого действительного ущерба путем изъятия вещи, а непринятие обязательных по закону мер к ликвидации ущерба. Соответственно, и умысла на причинение прямого действительного ущерба в результате изъятия имущества у лица, которому имущество передано для возврата, не возникает. Значит, такое лицо (кассир) не изымает имущество, не причиняет тем самым ущерб и, следовательно, не совершает деяния, предусмотренного ст. 158 УК РФ.
Однако, возможно, такое лицо совершает иное уголовно наказуемое деяние, а именно деяние, предусмотренное ст. 160 УК РФ, т.е. присвоение или растрату чужого имущества, вверенного виновному? Ключевыми моментами для квалификации рассматриваемого случая по указанной статье УК РФ являются субъект преступления как лицо, которому вверено имущество, предмет присвоения или растраты, таковым должно быть имущество, вверенное виновному, а также основания вверения — передача имущества должна быть правомерной, соответствующей закону.
В п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» разъясняется, что противоправное безвозмездное обращение имущества, вверенного лицу, в свою пользу или пользу других лиц, причинившее ущерб собственнику или иному законному владельцу этого имущества, должно квалифицироваться судами как присвоение или растрата, при условии, что похищенное имущество находилось в правомерном владении либо ведении этого лица, которое в силу должностного или иного служебного положения, договора либо специального поручения осуществляло полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества.

Таким образом, субъектом присвоения или растраты является лицо, которому имущество не просто доверено, но именно вверено в силу таких обстоятельств, как должностное или иное служебное положение, договор либо специальное поручение.
В силу служебных отношений имущество может быть вверено только руководством лица или специально уполномоченным таким руководством иным лицом. В силу договора имущество может быть вверено, но не доверено иным лицом, но в этом случае нужен договор, заключенный в любой форме. При этом и в той, и в другой ситуации лицо, которому имущество вверено, как следует из приведенного положения Постановления Пленума Верховного Суда, должно в силу «вверения» осуществлять полномочия по распоряжению, управлению, доставке, пользованию или хранению в отношении чужого имущества. Вряд ли можно сказать, что кассир, которому доверили имущество (кошелек), являлся субъектом, требуемым для состава присвоения или растраты, так как по службе или в силу договора имущество доверено ему не было и указанными полномочиями он не располагал.
Аналогичная позиция о необходимости наличия у лица соответствующих полномочий для признания наличия присвоения или растраты высказывается и в литературе. Исследователи отмечают, что «имущество считается вверенным, если собственник или пользователь наделяет лицо, которому оно передается, определенными юридическими правомочиями: пользоваться имуществом в определенных пределах, извлекая его полезные свойства; хранить; реализовать услугу по доставке и т.п. Как правило, вверение предполагает надлежащее оформление этих правомочий — заключение договора пользования, хранения, доставки и т.п.» <2>. Наличие же рассматриваемых «правомочий предполагает, что субъект может с определенной степенью свободы или собственного усмотрения распоряжаться или управлять имуществом в интересах того, кто передал ему такого рода полномочия. Один лишь факт передачи имущества для производства работ или использования в качестве сырья не означает, что имущество было вверено» <3>.
———————————
<2> Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.И. Чучаева. М.: Контракт, 2012; СПС «КонсультантПлюс».
<3> Хилюта В.В. Идентификация признаков мошенничества, присвоения и растраты в судебной практике // Уголовное право. 2015. N 5. С. 127 — 130.

Такая же позиция имеется и в судебной практике.

Так, приговором Белгородского районного суда К. признан виновным в присвоении переданного ему А. для повторного ремонта двигателя с автобуса стоимостью 250654 руб. Отменяя приговор и прекращая уголовное дело по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления, судебная коллегия по уголовным делам областного суда указала, что субъектом преступления, предусмотренного ст. 160 УК РФ (присвоение или растрата вверенного имущества), может быть лицо, которому это имущество вверено со специальными полномочиями (хранение и т.д.), под обязательство материальной ответственности за его сохранность. Тогда как К. не являлся субъектом таких отношений между ним и А., имели место гражданско-правовые отношения, вытекающие из договора по оказанию К. услуг А. по ремонту принадлежащего последнему двигателя <4>.
———————————
<4> Обзор судебной практики по уголовным делам за сентябрь 2008 года (подготовлен Белгородским областным судом) // СПС «КонсультантПлюс».

Далее в п. 18 Постановления говорится о том, что «решая вопрос об отграничении составов присвоения или растраты от кражи, суды должны установить наличие у лица вышеуказанных полномочий.

Совершение тайного хищения чужого имущества лицом, не обладающим такими полномочиями, но имеющим доступ к похищенному имуществу в силу выполняемой работы или иных обстоятельств, должно быть квалифицировано по статье 158 УК РФ» <5>.
———————————
<5> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 г. N 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2008. N 2. Февраль.

Однако здесь нужно обратить внимание на то, что для состава кражи, как следует из текста Постановления Пленума, необходимо, чтобы лицо имело доступ к похищенному имуществу, т.е. имело соответствующее право по службе (в правах и обязанностях кассира речь может идти только о доступе к получаемым им за товары деньгам), и чтобы лицо совершило хищение, т.е. изъяло имущество у собственника или иного владельца, что в рассматриваемой ситуации, как было показано выше, исключается. Таким образом, на наш взгляд, действия кассира не подпадают ни под признаки состава кражи, ни под признаки состава присвоения или растраты.
Каков же итог рассматриваемой ситуации? Имеется ли в действиях кассира состав хищения? Поддерживаем точку зрения, состоящую в том, что, «если в результате действий лица ущерб причинен не утратой имущества, а, скажем, непередачей должного (речь идет не о невозвращении вверенного лицу имущества, а, в частности, — о невозврате долга), такие действия не могут расцениваться как хищение» <6>.
———————————
<6> Яни П. Квалификация хищений: момент окончания, безвозмездность, ущерб // Законность. 2015. N 12. С. 43 — 47.

Пристатейный библиографический список

1. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.И. Чучаева. М.: Контракт, 2012; СПС «КонсультантПлюс».
2. Хилюта В. Присвоение потерянных и забытых вещей // Уголовное право. 2010. N 1.
3. Хилюта В., Бильдейко А. Находка или кража? // Уголовное право. 2014. N 3.
4. Хилюта В.В. Идентификация признаков мошенничества, присвоения и растраты в судебной практике // Уголовное право. 2015. N 5.
5. Яни П. Квалификация хищений: момент окончания, безвозмездность, ущерб // Законность. 2015. N 12.

Если вы не нашли на данной странице нужной вам информации, попробуйте воспользоваться поиском по сайту:

«Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая)» от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред.

от 23.05.2018)

КонсультантПлюс: примечание.
Разрешение споров о неосновательном обогащении (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49).

Статья 1102. Обязанность возвратить неосновательное обогащение

1. Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.
2. Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.
Позиции высших судов по ст. 1102 ГК РФ

Подготовлена документа с изменениями, не вступившими в силу
В арбитражный суд часто подают исковые заявления в результате действий следующих лиц:
— действия потерпевшего: погашение чужой задолженности, передача покупателю излишнего товара, оказание услуг без договора и др.;
— действия приобретателя: получение почтового перевода однофамильцем и др.;
— действия третьих лиц: ошибочная приемка груза, ошибочная уборка территории и др.

Случается, что работники юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, ошибившись ли в расчетах, указав ли неверные реквизиты получателя или по иным основаниям перечисляют денежные средства ненадлежащему лицу. Как доказать, что деньги отправлены по ошибке, и вернуть их? Для этого, в гражданском праве введен институт неосновательного обогащения.

Неосновательное обогащение – это приобретение или сбережение имущества за счет другого лица без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований.

Все обязательства, которые вытекают из неосновательного обогащения, регулируются главой 60 Гражданского кодекса РФ. При этом важно знать, что взыскание неосновательного обогащения возможно не во всех случаях — есть исключения.

В соответствии с положениями статьи 1109 ГК РФ, возврату в качестве неосновательного обогащения не подлежит:
— 1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;
2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;
3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;
4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности

Иск о взыскании неосновательного обогащения часто называют кондикционным иском. Исторически сложилось так, что именно кондикционный иск направлен на получение истцом определенной вещи или суммы денег. Если лицо приобретает или сберегает чужое имущество безосновательно, оно должно возвратить его владельцу, поскольку такое имущество считается неосновательно сбереженным или приобретенным.

Кроме предмета неосновательного обогащения, приобретатель обязан возместить потерпевшему:
а) неполученные потерпевшим доходы. Лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые оно извлекло или должно было извлечь из этого имущества с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательности обогащения (п. 1 ст. 1107 ГК РФ);
б) проценты. На сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами (ст. 395 ГК РФ) с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств (п. 2 ст. 1107 ГК РФ).

В практике арбитражных судов п. 4 ст. 1109 ГК РФ применяется в системном единстве с пп. 4 п. 1 ст. 575 ГК РФ, запрещающим дарение в отношениях между коммерческими организациями. Поэтому, даже если деньги одним предприятием в пользу другого перечислялись в отсутствие обязательства, оно все равно вправе их взыскать, поскольку иное противоречило бы императивному запрету дарения между коммерческими организациями.

Неосновательным обогащением также могут признаваться требования по:
— возврату исполненного обязательства по недействительной сделке;
— истребованию имущества из чужого незаконного владения со стороны собственника;
— возврату исполненного обязательства одной из сторон;
— возмещению вреда, который мог быть причинен в результате недобросовестного поведения лица, которое обогатилось.

Из самого неосновательного обогащения возникает обязанность приобретателя возместить ущерб, нанесенный потерпевшему, в натуральном виде. Если же это невозможно, то взыскание неосновательного обогащения может осуществляться в денежной форме, причем в сумму возмещения будут также входить убытки, вызванные последующим изменением цены имущества в случае, если приобретатель не смог сразу же возместить его стоимость, и теперь она изменилась.

Обязательства из неосновательного обогащения выполняют функцию универсального института защиты гражданских прав, так как относятся к числу внедоговорных и (наряду с деликтными) оформляют отношения, не характерные для нормальных имущественных отношений между субъектами гражданского права (так как связаны с недобросовестностью либо ошибкой субъектов).

Обязательства из неосновательного обогащения являются охранительными, они предназначены для создания гарантий от нарушений прав и интересов субъектов и механизмов защиты в случаях возникновения нарушений. Основная цель данных обязательств — восстановление имущественной сферы лица, за счет которого другое лицо неосновательно обогатилось.

Обстоятельства возникновения неосновательного обогащения настолько разнообразны, что даже простое их перечисление займет не одну страницу. Все арбитражные суды регулярно публикуют обзоры своей судебной практики по рассмотрению споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении, при этом приводятся конкретные примеры арбитражных дел.

Основными причинами отказа суда в удовлетворении исковых требований является недоказанность факта, а также размера неосновательного обогащения ответчика за счет истца. Кроме этого, в случае, если суд установит, что спор между истцом и ответчиком возник в связи с заключением и исполнением ими договора, а не в связи с неосновательным обогащением, — суд откажет в удовлетворении искового заявления. Поэтому определение четкой последовательной схемы действий в суде в зависимости от обстоятельств дела, правильно избранный способ защиты своих прав и грамотное формирование доказательственной базы в обоснование своей позиции в суде является приоритетом для истца.

Если обстоятельства сложились так, что вам пришлось столкнуться с проблемами, связанным с неосновательным обогащением, вы всегда можете обратиться за помощью к нашим адвокатам. Грамотный адвокат разберется в сути проблемы, подскажет варианты ее разрешения и окажет юридическую помощь на всех этапах рассмотрения дела в арбитражном суде.

В случае положительного решения арбитражного суда наши адвокаты достаточно успешно представляют интересы Клиентов в ходе  принудительного исполнения его решения судебными приставами, если ответчик не желает добровольно исполнять решение суда.

Что такое неосновательное обогащение

(Обстоятельства получения имущественной выгоды, приводящие к неосновательному обогащению, последствия установления судом факта неосновательного обогащения)

Любое лицо, получившее чужую вещь ошибочно или незаконно, должно вернуть ее владельцу. Это правило не просто установлено нормами Гражданского кодекса. Оно очевидно для любого порядочного человека. Если имущество не возвращено в добровольном порядке, потерпевший может обратиться в суд, заявив требование о возврате неосновательного обогащения.

Существуют и другие обстоятельства, в которых применимы положения о неосновательном обогащении, закрепленные главой 60 ГК РФ (статьи 1102-1109 ГК РФ):

  • отсутствие договора с самого начала отношений (например, передано излишнее количество товара, перечислен ошибочный платеж);
  • аннулирование договора в дальнейшем с нарушением принципа эквивалентности предоставлений (например, вследствие признания его судом недействительным);
  • причинение вреда с образованием какой-либо имущественной выгоды на стороне правонарушителя.

Вина самого потерпевшего не играет никакой роли при принятии судом решения об удовлетворении или отказе в иске. Главное – доказать, что:

  • вещь приобретена или сбережена за счет истца;
  • основания приобретения или сбережения не основаны ни на договоре, ни на законе;
  • присутствует причинно-следственная связь между утратой потерпевшего и обогащением приобретателя.

Требования о взыскании обогащения во внедоговорных отношениях удовлетворяются судами, если все эти обстоятельства доказаны в совокупности. Так, Пятнадцатый апелляционный суд обязал ответчика вернуть сумму, полученную сверх определенного размера арендной платы (Постановление от 23.09.2016 по делу № А32-33334/2015). В другом деле договор не заключался, ответчик принял аванс, но встречное исполнение не предоставил.

Суд поддержал истца (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.09.2016 по делу № А32-37615/2015).

Отдельно стоит сказать об аннулированных соглашениях:

  • недействительном договоре;
  • договоре, признанном судом незаключенным;
  • расторгнутом договоре;
  • прекратившихся обязательствах вследствие невозможности их исполнения.

Когда стороны передали друг другу равноценное имущество во исполнение недействительной сделки, факт обогащения отсутствует.

Но они все равно должны взаимно произвести возврат полученного друг от друга на основании статьи 167 ГК РФ. Если одна из сторон уклоняется от своей обязанности, другая может потребовать возврата неосновательного обогащения (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 № 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении»).

Для возврата исполненного по незаключенному договору прямо применяются правила о неосновательном обогащении (постановление арбитражного суда Поволжского округа от 08.09.2010 по делу № А06-5704/2009). Однако признание договора незаключенным не влияет на характер фактических правоотношений сторон (постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.09.2016 по делу № А53-5474/2016). Это означает, что равноценное исполнение обеими сторонами своих обязательств обычно признается судами как исполненная разовая сделка. Например, одно лицо передало товар, а другое приняло и оплатило. Несмотря на то, что не были соблюдены юридические условия заключения соглашения, обогащения одной стороны за счет другой не произошло.

Незарегистрированность договора автоматически не влечет его незаключенность, и обогащения не происходит, т.к. для сторон действуют правила, установленные таким соглашением (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 № 165 «Обзор судебной практики по спорам, связанным с признанием договоров незаключенными»). Однако закон предусматривает некоторые исключения.

Статья 453 ГК РФ о последствиях расторжения договора предписывает применять правила о неосновательном обогащении, если одна сторона исполнила свою обязанность, договор расторгнут, а другая предоставила неравноценное исполнение или вовсе не исполнила обязательство. Иное может быть предусмотрено законом или вытекать из существа обязательства. Кроме того, у сторон договора есть возможность самим определить последствия расторжения договора, исключив главу 60 ГК РФ из применения к отношениям сторон.

Если обязательство невозможно исполнить вследствие наступления обстоятельств, за которые ни одна из сторон не отвечает, оно прекращается невозможностью исполнения в порядке статьи 416 ГК РФ. Например, на основании акта публичного-правового образования (статья 417 ГК РФ) и в других случаях, перечисленных в законе. Во всех подобных обстоятельствах лицо освобождается от какой бы то ни было ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. Однако это не означает, что прекращена обязанность возврата имущества, за передачу которого не последовало встречного удовлетворения. Ведь обязанность вернуть необоснованно полученное не зависит от ответственности за нарушение обязательств.

Выплаты при неосновательном обогащении

Приобретатель должен вернуть имущество потерпевшему в том виде, в котором оно было получено: в натуре или деньгами. Если имущество испорчено настолько, что его нельзя использовать по назначению, или вовсе отсутствует, должна быть возмещена стоимость вещи на момент приобретения.

Обогащение возвращается по цене, определяемой на конец пользования имуществом в том месте, где оно происходило (статья 1105 ГК РФ). Конкретную сумму определяет суд.

Кроме этого, потерпевшему возмещаются:

  • выгоды, извлеченные путем использования имущества;
  • убытки, причиненные увеличение стоимости имущества за время его использования или вызванные ухудшением состояния вещи;
  • проценты за пользование чужими денежными средствами.

Отсутствие неосновательного обогащения

Закон предусматривает ситуации, когда положения о неосновательном обогащении к правоотношениям не применяются. Взыскать неосновательное обогащение не получится, если имущество передано:

  • в качестве возврата долга (статья 209 ГК РФ);
  • во исполнение встречного обязательства (статья 328 ГК РФ);
  • по истечении срока исковой давности (статьи 199 и 206, 1109 ГК РФ);
  • в качестве заработной платы и приравненных к ней платежей, для возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью (статья 1109 ГК РФ);
  • до наступления срока исполнения обязательства, если договором не предусмотрено иное (статья 1109 ГК РФ);
  • во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности (статья 1109 ГК РФ, Решение Кировского районного суда г.о. Самара от 28.07.2016 по делу 2-4993/2016 ~ М-4029/2016);
  • третьим лицом, которое знало об исполнении обязательства за должника (статья 313 ГК РФ), т.к.

    кредитор не обязан исследовать отношения между третьим лицом и должником (Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 15.07.2016 № Ф03-3180/2016 по делу № А73-8447/2015, Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 01.09.2016 № 18АП-10527/2016 по делу № А47-671/2016);

  • кредитором должнику, и должник в свою очередь не может исполнить обязательство вследствие виновных действий кредитора (статья 416 ГК РФ).

В судебной практике встречаются попытки взыскать обогащение в отсутствие заключенного договора в порядке, предусмотренном Федеральным законом «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» от 05.04.2013 № 44-ФЗ. В подавляющем большинстве случаев суды отказывают поставщикам (исполнителям, подрядчикам) в удовлетворении их требований со ссылкой на отсутствие обязательства (решение арбитражного суда Иркутской области от 23.09.2016 по делу №А19-883/2015). Но даже от этого правила возможны отступления.

Доказательства неосновательного обогащения

Если вместо требования о возврате неосновательного обогащения в суде будет заявлено требование о взыскании убытков или возврате долга, суд сам может определить, какие нормы применять для разрешения спора. Однако суд также может и не захотеть разбираться в деталях дела в отсутствии полноценного обоснования позиции в исковом заявлении. Сложно доказать сам факт и размер обогащения, особенно, если спор идет об исполнении обязательства в натуре (например, в подрядных отношениях). Тем более, что отсутствие каких-либо доказательств, подтверждающих основания для получения или сбережения ответчиком имущества не гарантирует положительного решения в пользу истца. Поэтому исход дела определяют представленные суду надлежащие и достаточные доказательства, которыми истец может не обладать. Опытный юрист поможет потерпевшей стороне определить круг необходимых документов, приобщить их к делу, и вовремя попросить суд об истребовании недостающих бумаг.

Поскольку отсутствие факта невозможно доказать, основное бремя доказывания ложится на ответчика. Если ответчик не знает, как защититься, юрист разъяснит, что можно представить суду в качестве контраргумента.

предыдущая    следующая


Рекомендуем также ознакомиться:

Юридическая компания «АверСити»(26.06.2012 в 01:42:58)

Здравствуйте!В соответствии с п. ст. 159 УК РФ: Мошенничество, то есть хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием, — наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет. Как видно из формулировки, Ваши действия ни коем образом не подпадают под даннаю статью. Согласно п. 1 ст. 1102 ГК РФ: Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

Согласно ст. 1109 ГК РФ: Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения: 1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное; 2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности; 3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки; 4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. Так как между Вами не были заключены Договора и Ваш знакомый собственноручно сделал блиц перевод, то у него нет никаких оснований Вас пугать, т.к. у него нет доказательств Вашего мошейничества или неосновательного обогащения. Он может подать иск в суд, но доказательств неосновательного обогащения у него нет. Таким образом, при разговоре с ним ссылайтесь на нормы, указанные выше и настаивайте на том, что Ваши действия не подпадабт ни под мошейничество, ни под неосновательное обогащение. Возникнут вопросы — обращайтесь! Удачи Вам и берегите себя!

admin